В) ОРГАНИЗАЦИЯ РАБОЧИХ И ОРГАНИЗАЦИЯ РЕВОЛЮЦИОНЕРОВ 2 часть

Этот термин, может быть, более рравилен по отношению к «Свободе», чем предыдущий, ибо в «Возрождении революционизма» защищается терроризм, а в разбираемой статье — «экономизм». Охота смертная, да участь горькая! — можно вообще сказать про «Свободу». Самые хорошие задатки и самые лучшие намерения — и путаница в результате, путаница главным образом благодаря тому, что, защищая преемственность организации, «Свобода» не хочет знать преемственности революционной мысли и со­циал-демократической теории. Стараться опять вызвать к жизни профессионального революционера («Возр. рев.») и предлагать для этого, во-первых, эксцитативный террор, а во-вторых, «организацию ра­бочих-середняков» («Свобода» № 1, стр. 66 и ел.), поменьше «подталкиваемых со стороны», — это зна­чит, поистине, для согревания своего жилища ломать на дрова это самое жилище.


126__________________________ В. И. ЛЕНИН

литературе не уменьшится, а вдесятеро усилится оттого, что «десяток» профессио­нальных революционеров централизует конспиративные функции этого дела. Так и только так мы добьемся того, что чтение нелегальной литературы, сотрудничество в ней, отчасти даже и распространение ее почти перестанут быть конспиративным де­лом, ибо полиция скоро поймет нелепость и невозможность судебной и администра­тивной волокиты по поводу каждого экземпляра из разбрасываемых тысячами изданий. И это относится не только к печати, а и ко всем функциям движения, вплоть до демон­страции. Самое активное и самое широкое участие в ней массы не только не пострада­ет, а, напротив, много выиграет от того, что «десяток» испытанных, профессионально-вышколенных не менее нашей полиции, революционеров централизует все конспира­тивные стороны дела, подготовление листков, выработку приблизительного плана, на­значение отряда руководителей для каждого района города, для каждого фабричного квартала, для каждого учебного заведения и т. п. (я знаю, мне возразят о «недемокра­тичности» моих воззрений, но я отвечу на это, совсем неумное, возражение подробно ниже). Централизация наиболее конспиративных функций организацией революционе­ров не обессилит, а обогатит широту и содержательность деятельности целой массы других организаций, рассчитанных на широкую публику и потому возможно менее оформленных и возможно менее конспиративных: и рабочих профессиональных сою­зов, и рабочих кружков самообразования и чтения нелегальной литературы, и социали­стических, а также демократических кружков во всех других слоях населения и проч. и проч. Такие кружки, союзы и организации необходимы повсюду в самом широком чис­ле, с самыми разнообразными функциями, но нелепо и вредно смешивать их с органи­зацией революционеров, стирать грань между ними, угашать в массе и без того неверо­ятно потускневшее сознание того, что для «обслуживания» массового движения нужны люди, специально посвящающие себя целиком социал-демократической деятельности, и что




ЧТО ДЕЛАТЬ?_________________________________ 127

такие люди должны с терпением и упорством вырабатывать из себя профессиональ­ных революционеров.

Да, это сознание невероятно потускнело. Основной наш грех в организационном от­ношении — что мы своим кустарничеством уронили престиж революционера на Руси. Дряблый и шаткий в вопросах теоретических, с узким кругозором, ссылающийся на стихийность массы в оправдание своей вялости, более похожий на секретаря тред-юниона, чем на народного трибуна, не умеющий выдвинуть широкого и смелого плана, который бы внушил уважение и противникам, неопытный и неловкий в своем профес­сиональном искусстве, — борьбе с политической полицией, — помилуйте! это — не революционер, а какой-то жалкий кустарь.

Пусть не обижается на меня за это резкое слово ни один практик, ибо, поскольку речь идет о неподготовленности, я отношу его прежде всего к самому себе. Я работал в кружке73, который ставил себе очень широкие, всеобъемлющие задачи, — и всем нам, членам этого кружка, приходилось мучительно, до боли страдать от сознания того, что мы оказываемся кустарями в такой исторический момент, когда можно было бы, видо­изменяя известное изречение, сказать: дайте нам организацию революционеров — и мы перевернем Россию! И чем чаще мне с тех пор приходилось вспоминать о том жгучем чувстве стыда, которое я тогда испытывал, тем больше у меня накоплялось горечи про­тив тех лжесоциал-демократов, которые своей проповедью «позорят революционера сан», которые не понимают того, что наша задача — не защищать принижение револю­ционера до кустаря, а поднимать кустарей до революционеров.



г) РАЗМАХ ОРГАНИЗАЦИОННОЙ РАБОТЫ

Мы слышали выше от Б—ва «о том недостатке годных к действию революционных сил, который ощущается не только в Петербурге, но и по всей России». И вряд ли кто станет оспаривать этот факт. Но вопрос в том, как объяснить его? Б—в пишет:


128_______________________________ В. И. ЛЕНИН

«Мы не будем вдаваться в выяснение исторических причин этого явления; скажем только, что обще­ство, деморализованное продолжительной политической реакцией и разрозненное совершившимися и совершающимися экономическими изменениями, выделяет из своей среды крайне малое число лиц, год­ных к революционной работе; что рабочий класс, выделяя революционеров-рабочих, отчасти пополняет ряды нелегальных организаций, — но что число таких революционеров не отвечает потребностям време­ни. Тем более, что рабочий, занятый на фабрике 11% часов, по своему положению может исполнять пре­имущественно функции агитатора; пропаганда же и организация, доставка и воспроизведение нелегаль­ной литературы, выпуск прокламаций и т. д. поневоле главной тяжестью ложатся на крайне незначи­тельные интеллигентные силы» («Р. Дело» № 6, с. 38—39).

Мы во многом не согласны с этим мнением Б—ва и особенно не согласны с под­черкнутыми нами словами, которые особенно рельефно показывают, что, исстрадав­шись (как и всякий сколько-нибудь думавший практик) от нашего кустарничества, Б—в не может, вследствие его придавленности «экономизмом», нащупать выход из невыно­симого положения. Нет, общество выделяет крайне много лиц, годных для «дела», но мы не умеем утилизировать всех их. Критическое, переходное состояние нашего дви­жения в рассматриваемом отношении можно формулировать словами: людей нет и — людей масса. Людей масса, потому что и рабочий класс и все более и более разнооб­разные слои общества выделяют с каждым годом все больше и больше недовольных, желающих протестовать, готовых оказать посильное содействие борьбе с абсолютиз­мом, невыносимость которого еще не всеми сознается, но все более широкой массой и все острее ощущается. И в то же время людей нет, потому что нет руководителей, нет политических вождей, нет организаторских талантов, способных поставить такую ши­рокую и в то же время единую и стройную работу, которая бы давала применение каж­дой, хотя бы самой незначительной силе. «Рост и развитие революционных организа­ций» отстает не только от роста рабочего движения, что признает и Б—в, но и от роста общедемократического движения во всех слоях народа. (Впрочем, в настоящее время, вероятно, Б—в признал бы и это дополнением к его


ЧТО ДЕЛАТЬ?_________________________________ 129

выводу.) Размах революционной работы слишком узок сравнительно с широким сти­хийным базисом движения, слишком придавлен убогой теорией «экономической борь­бы с хозяевами и с правительством». А между тем в настоящее время не только поли­тические агитаторы, но и организаторы-социал-демократы должны «идти во все классы населения» . И вряд ли хоть один практик усомнится в том, что социал-демократы мог­ли бы распределить тысячи дробных функций своей организационной работы между отдельными представителями самых различных классов. Недостаток специализации — один из самых крупных недостатков нашей техники, на который так горько и так спра­ведливо жалуется Б—в. Чем мельче будут отдельные «операции» общего дела, тем больше можно найти лиц, способных к выполнению таких операций (и совершенно не­способных в большинстве случаев к тому, чтобы стать профессиональными револю­ционерами), и тем труднее для полиции «выловить» всех этих «детальных работников», тем труднее для нее смастерить из поимки человека на какой-либо мелочи «дело», оку­пающее расходы казны на «охрану». А что касается числа готовых оказывать нам со­действие лиц, то мы уже и в предыдущей главе указывали на гигантскую перемену, происшедшую в этом отношении за каких-нибудь пять лет. Но, с другой стороны, и для того, чтобы собрать воедино все эти мелкие дроби, и для того, чтобы не раздробить вместе с функциями движения самого движения, и для того, чтобы внушить исполни­телю мелких функций ту веру в необходимость и значение его работы, без которой он никогда и не будет работать , — для всего этого

необходима именно крепкая организация испытанных революционеров. При такой ор-

* Например, в военной среде в последнее время замечается несомненное оживление демократического духа, отчасти вследствие учащающихся случаев уличной борьбы против таких «врагов», как рабочие и студенты. И, как только позволят наличные силы, мы непременно должны обратить самое серьезное внимание на пропаганду и агитацию среди солдат и офицеров, на создание «военных организаций», вхо­дящих в нашу партию.

Я помню, один товарищ передавал мне, как горько жаловался готовый помогать и помогавший со­циал-демократии фабричный инспектор на то, что он не знает, доходит ли его «информация» до настоя­щего революционного центра, насколько нужна его помощь и насколько имеется возможность утилизи­ровать его маленькие и мелкие услуги. Всякий практик знает, конечно, не один подобный случай, когда наше кустарничество отнимало у нас союзников. А «мелкие» в отдельности и неоценимые в сумме услу­ги могли бы и стали бы нам оказывать служащие и чиновники не только по фабричной, но и по почто­вой, железнодорожной, таможенной, дворянской, поповской и всякой другой части, вплоть даже до по­лицейской и придворной! Если бы у нас была уже настоящая партия, действительно боевая организация революционеров, мы не ставили бы ребром всех таких «пособников», не торопились бы всегда и безус­ловно втягивать их в самую сердцевину «нелегальщины», а, напротив, особенно берегли бы их, и даже специально подготовляли бы людей на такие функции, памятуя, что многие студенты могли бы больше пользы принести партии в качестве «пособников» — чиновников, чем в качестве «краткосрочных» рево-


130__________________________ В. И. ЛЕНИН

ганизации вера в силу партии укрепится тем более и распространится тем шире, чем конспиративнее будет эта организация, — а ведь на войне, известное дело, важнее все­го внушить веру в свои силы не только своей армии, но и неприятелю и всем нейтраль­ным элементам; дружественный нейтралитет может иногда решить дело. При такой ор­ганизации, стоящей на твердом теоретическом базисе и располагающей социал-демократическим органом, нечего будет бояться того, что движение собьют с пути многочисленные, привлеченные к нему, «сторонние» элементы (напротив, именно те­перь, при господствующем кустарничестве, мы наблюдаем, как многие социал-демократы тянут по линии «Credo», воображая только себя социал-демократами). Од­ним словом, специализация необходимо предполагает централизацию и, в свою оче­редь, безусловно требует ее.

Но сам же Б—в, так прекрасно обрисовавший всю необходимость специализации, недостаточно оценивает ее, по нашему мнению, во второй части приведенного рассуж­дения. Число революционеров из рабочих недостаточно, говорит он. Это совершенно справедливо, и мы опять-таки подчеркиваем, что «ценное сообщение близкого наблю­дателя» вполне подтверждает наш взгляд на причины современного кризиса в социал-демократии, а следовательно, и на средства исцеления от него. Не только вообще от­стают революционеры от стихийного подъема масс, но даже и рабочие-революционеры отстают от стихийного подъема рабочих масс. А этот

люционеров. Но — повторяю еще раз — применять эту тактику вправе только вполне уже прочная орга­низация, не испытывающая недостатка в активных силах.


ЧТО ДЕЛАТЬ?_________________________________ 131

факт самым наглядным образом подтверждает, даже с «практической» точки зрения, не только нелепость, но и политическую реакционность той «педагогии», которою нас так часто угощают при обсуждении вопроса о наших обязанностях по отношению к ра­бочим. Этот факт свидетельствует, что самая первая, самая настоятельная наша обязан­ность — содействие выработке рабочих-революционеров, стоящих на таком же уровне в отношении партийной деятельности, как и интеллигенты-революционеры (мы под­черкиваем слова: в отношении партийной деятельности, ибо в других отношениях дос­тижение такого же уровня рабочими, хотя и необходимо, но далеко не так легко и не так настоятельно). Поэтому главное внимание должно быть обращено на то, чтобы под­нимать рабочих до революционеров, отнюдь не на то, чтобы опускаться самим непре­менно до «рабочей массы», как хотят «экономисты», непременно до «рабочих-середняков», как хочет «Свобода» (поднимающаяся в этом отношении на вторую сту­пеньку экономической «педагогии»). Я далек от мысли отрицать необходимость попу­лярной литературы для рабочих и особо популярной (только, конечно, не балаганной) литературы для особенно отсталых рабочих. Но меня возмущает это постоянное припу­тывание педагогии к вопросам политики, к вопросам организации. Ведь вы, господа радетели о «рабочем-середняке», в сущности, скорее оскорбляете рабочих своим жела­нием непременно нагнуться, прежде чем заговорить о рабочей политике или о рабочей организации. Да говорите же вы о серьезных вещах выпрямившись, и предоставьте пе­дагогию педагогам, а не политикам и не организаторам! Разве среди интеллигенции нет тоже передовиков, «середняков» и «массы»? Разве для интеллигенции не признается также всеми необходимость популярной литературы и не пишется эта литература? Но представьте только себе, что в статье об организации студентов или гимназистов автор станет, как открытие какое-то, разжевывать, что нужна прежде всего организация «сту­дентов-середняков». Такого автора наверное осмеют — и поделом. Да вы дайте нам, скажут ему,


132__________________________ В. И. ЛЕНИН

организационные идейки, ежели они у вас есть, а уж там мы сами разберем, кто из нас «середняк», кто выше и кто ниже. А ежели у вас своих организационных идеек нет, — все ваши потуги насчет «массы» и «середняков» окажутся просто скучными. Поймите же, что самые уже вопросы о «политике», об «организации» настолько серьезны, что об них нельзя говорить иначе как вполне серьезно: можно и должно подготовлять рабо­чих (и студентов и гимназистов) к тому, чтобы с ними можно было заговорить об этих вопросах, но, раз уже вы заговорили о них, давайте настоящие ответы, не пятьтесь на­зад, к «середнякам» или к «массе», не отделывайтесь прибаутками или фразами .

Рабочий-революционер для полной подготовки к своему делу тоже должен стано­виться профессиональным революционером. Поэтому не прав Б—в, когда он говорит, что так как рабочий занят на фабрике по IIV2 часов, то остальные революционные функции (кроме агитации) «поневоле главной тяжестью ложатся на крайне незначи­тельные интеллигентные силы». Вовсе это не «поневоле» так делается, а по нашей от­сталости, потому что мы не сознаем своей обязанности помогать всякому выдающему­ся по своим способностям рабочему превращаться в профессионального агитатора, ор­ганизатора, пропагандиста, развозчика и пр. и пр. В этом отношении мы прямо позорно расхищаем свои силы, не умея беречь то, что надо особенно заботливо растить и выра­щивать. Посмотрите на немцев: у них во сто раз больше сил, чем у нас, но они прекрас­но понимают, что действительно способные агитаторы и пр. выделяются «середняка­ми» вовсе не слишком часто. Поэтому они тотчас же стараются поставить всякого спо­собного рабочего в такие условия, при которых его способности

* «Свобода» № 1, статья «Организация», стр. 66: «тяжелой поступью рабочая громада будет крепить все требования, которые выставятся от лица российского Труда», — непременно с большой буквы! И этот же автор восклицает: «я вовсе не отношусь враждебно к интеллигенции, но»... (это то самое но, ко­торое Щедрин переводил словами: выше лба уши не растут!)... «но меня всегда страшно сердит, когда придет человек и наговорит очень красивых и прекрасных вещей и требует, чтобы они были приняты за свою (его?) красоту и иные достоинства» (62). Да, меня это тоже «всегда страшно сердит»...


ЧТО ДЕЛАТЬ?_________________________________ 133

могли бы получить полное развитие и полное применение: его делают профессиональ­ным агитатором, его побуждают расширить поприще его деятельности, распространяя ее с одной фабрики на все ремесло, с одной местности на всю страну. Он приобретает опытность и ловкость в своей профессии, он расширяет свой кругозор и свои знания, он наблюдает бок о бок выдающихся политических вождей других местностей и других партий, он старается подняться сам на такую же высоту и соединить в себе знание ра­бочей среды и свежесть социалистических убеждений с той профессиональной выуч­кой, без которой пролетариат не может вести упорную борьбу с великолепно обучен­ными рядами его врагов. Так и только так выдвигаются из рабочей массы Бебели и Ау-эры. Но то, что в политически свободной стране делается в значительной степени само собою, то у нас должны систематически проводить наши организации. Сколько-нибудь талантливый и «подающий надежды» агитатор из рабочих не должен работать на фаб­рике по 11 часов. Мы должны позаботиться о том, чтобы он жил на средства партии, чтобы он умел вовремя перейти на нелегальное положение, чтобы он переменял место своей деятельности, ибо иначе он не выработает большой опытности, не расширит сво­его кругозора, не сумеет продержаться несколько, по крайней мере, лет в борьбе с жан­дармами. Чем шире и глубже становится стихийный подъем рабочих масс, тем больше выдвигают они не только талантливых агитаторов, но и талантливых организаторов и пропагандистов и «практиков» в хорошем смысле (которых так мало среди нашей ин­теллигенции, большей частью немножко по-российски халатной и неповоротливой). Когда у нас будут отряды специально подготовленных и прошедших длинную школу рабочих-революционеров (и притом, разумеется, революционеров «всех родов ору­жия»), — тогда с этими отрядами не совладает никакая политическая полиция в мире, ибо эти отряды людей, беззаветно преданных революции, будут пользоваться также беззаветным доверием самых широких рабочих масс. И это — наша прямая вина, что мы


134__________________________ В. И. ЛЕНИН

слишком мало «подталкиваем» рабочих на эту общую им с «интеллигентами» дорогу профессионально-революционной выучки, слишком часто тащим их назад своими глу­пыми речами о том, что «доступно» рабочей массе, «рабочим-середнякам» и т. п.

В этих, как и в других, отношениях узкий размах организационной работы стоит в несомненной и неразрывной (хотя громадным большинством «экономистов» и начи­нающих практиков несознаваемой) связи с сужением нашей теории и наших политиче­ских задач. Преклонение пред стихийностью вызывает какую-то боязнь хотя на шаг отойти от «доступного» массе, боязнь подняться слишком высоко над простым при­служиванием ближайшим и непосредственным запросам массы. Не бойтесь, господа! Помните, что мы стоим в организационном отношении так низко, что нелепа даже са­мая мысль о том, чтобы мы могли подняться слишком высоко!

д) «ЗАГОВОРЩИЧЕСКАЯ» ОРГАНИЗАЦИЯ И «ДЕМОКРАТИЗМ»

А есть среди нас очень много людей, которые так чутки к «голосу жизни», что всего больше боятся именно этого, обвиняя тех, кто держится излагаемых здесь взглядов, в «народовольчестве», в непонимании «демократизма» и проч. Приходится остановиться на этих обвинениях, которые подхватило, разумеется, и «Рабочее Дело».

Пишущему эти строки очень хорошо известно, что петербургские «экономисты» об­виняли в народовольчестве еще «Рабочую Газету» (что и понятно, если сравнить ее с «Раб. Мыслью»). Нас нисколько не удивило поэтому, когда, вскоре после возникнове­ния «Искры», один товарищ сообщил нам, что социал-демократы города X называют «Искру» «народовольческим» органом. Нам это обвинение, разумеется, было только лестно, ибо какого же порядочного социал-демократа не обвиняли «экономисты» в на­родовольчестве?

Вызываются эти обвинения недоразумениями двоякого рода. Во-первых, у нас так плохо знают историю


ЧТО ДЕЛАТЬ?_________________________________ 135

революционного движения, что называют «народовольчеством» всякую идею о боевой централизованной организации, объявляющей решительную войну царизму. Но та пре­восходная организация, которая была у революционеров 70-х годов и которая нам всем должна бы была служить образцом, создана вовсе не народовольцами, а землевольцами, расколовшимися на чернопередельцев и народовольцев74. Таким образом, видеть в бое­вой революционной организации что-либо специфически народовольческое нелепо и исторически и логически, ибо всякое революционное направление, если оно только действительно думает о серьезной борьбе, не может обойтись без такой организации. Не в том состояла ошибка народовольцев, что они постарались привлечь к своей орга­низации всех недовольных и направить эту организацию на решительную борьбу с са­модержавием. В этом состоит, наоборот, их великая историческая заслуга. Ошибка же их была в том, что они опирались на теорию, которая в сущности была вовсе не рево­люционной теорией, и не умели или не могли неразрывно связать своего движения с классовой борьбой внутри развивающегося капиталистического общества. И только самое грубое непонимание марксизма (или «понимание» его в духе «струвизма») могло породить мнение, что возникновение массового, стихийного рабочего движения избав­ляет нас от обязанности создать такую же хорошую, какая была у землевольцев, соз­дать еще несравненно лучшую организацию революционеров. Напротив, это движение именно возлагает на нас эту обязанность, ибо стихийная борьба пролетариата и не сде­лается настоящей «классовой борьбой» его до тех пор, пока эта борьба не будет руко­водима крепкой организацией революционеров.

Во-вторых, многие — ив том числе, по-видимому, Б. Кричевский («Р. Д.» № 10, с. 18) — неправильно понимают ту полемику против «заговорщического» взгляда на по­литическую борьбу, которую вели всегда социал-демократы. Мы восставали и всегда будем, конечно, восставать против сужения политической


136__________________________ В. И. ЛЕНИН

борьбы до заговора , но это, разумеется, вовсе не означало отрицание необходимости крепкой революционной организации. И, напр., в брошюре, названной в примечании, наряду с полемикой против сведения политической борьбы к заговору, обрисовывается (как социал-демократический идеал) организация, настолько крепкая, чтобы она могла «прибегнуть для нанесения решительного удара абсолютизму» и к «восстанию» и ко всякому «другому приему атаки» . По своей форме такая крепкая революционная ор­ганизация в самодержавной стране может быть названа и «заговорщической» организа­цией, ибо французское слово «конспирация» равносильно русскому «заговор», а кон­спиративность необходима для такой организации в максимальной степени. Конспира­тивность есть настолько необходимое условие такой организации, что все остальные условия (число членов, подбор их, функции и проч.) должны быть сообразованы с ним. Было бы поэтому величайшей наивностью бояться обвинения в том, что мы, социал-демократы, хотим создать заговорщическую организацию. Эти обвинения должны быть так же лестны для каждого врага «экономизма», как и обвинения в «народовольчестве». Нам возразят: такая могучая и строго тайная организация, концентрирующая в своих руках все нити конспиративной деятельности, организация по необходимости центра­листическая, может слишком легко броситься в преждевременную атаку, может необ­думанно обострить движение, раньше чем это можно и нужно по росту политического недовольства, по силе

* Ср. «Задачи русских социал-демократов», стр. 21, полемика против П. Л. Лаврова. (См. Сочинения, 5 изд., том 2, стр. 459—460. Ред.)

" «Задачи рус. соц.-дем.», стр. 23. (См. Сочинения, 5 изд., том 2, стр. 461. Ред.) Кстати, вот еще одна иллюстрация того, что «Раб. Дело» либо не понимает того, что оно говорит, либо меняет свои взгляды «по ветру». В № 1 «Р. Дела» напечатано курсивом: «изложенная суть брошюры совпадает целиком с редакционной программой «Рабочего Дела»» (стр. 142). В самом деле? С «Задачами» совпадает воззре­ние, что массовому движению нельзя ставить первой задачей низвержение самодержавия? совпадает теория «экономической борьбы с хозяевами и с правительством»? совпадает теория стадий? Предлагаем читателю судить, может ли быть речь о принципиальной устойчивости органа, так оригинально пони­мающего «совпадение».


ЧТО ДЕЛАТЬ?_________________________________ 137

брожения и озлобления в рабочем классе и проч. Мы ответим на это: абстрактно гово­ря, нельзя, конечно, отрицать, что боевая организация может повести на необдуман­ный бой, который может кончиться вовсе не необходимым при других условиях по­ражением. Но ограничиваться абстрактными соображениями в таком вопросе невоз­можно, ибо всякое сражение включает в себя абстрактную возможность поражения, и нет другого средства уменьшить эту возможность, как организованная подготовка сра­жения. Если же мы поставим вопрос на конкретную почву современных русских усло­вий, то придется сделать положительный вывод, что крепкая революционная организа­ция безусловно необходима именно для того, чтобы придать устойчивость движению и предохранить его от возможности необдуманных атак. Именно теперь, при отсутствии такой организации и при быстром стихийном росте революционного движения, наблю­даются уже две противоположные крайности (которые, как им и полагается, «сходят­ся»): то совершенно несостоятельный «экономизм» и проповедь умеренности, то столь же несостоятельный «эксцитативный террор», стремящийся «в развивающемся и укре­пляющемся, но еще находящемся ближе к началу, чем к концу, движении искусственно вызвать симптомы его конца» (В. 3. в «Заре» № 2—3, с. 353). И пример «Раб. Дела» по­казывает, что есть уже социал-демократы, пасующие пред обеими крайностями. Такое явление неудивительно, помимо остальных причин, и потому, что «экономическая борьба с хозяевами и с правительством» никогда не удовлетворит революционера, и противоположные крайности всегда будут возникать то здесь, то там. Только централи­зованная боевая организация, выдержанно проводящая социал-демократическую поли­тику и удовлетворяющая, так сказать, все революционные инстинкты и стремления, в состоянии предохранить движение от необдуманной атаки и подготовить обещающую успех атаку.

Нам возразят далее, что излагаемый взгляд на организацию противоречит «демокра­тическому принципу».


138__________________________ В. И. ЛЕНИН

Насколько предыдущее обвинение специфически русского происхождения, настолько это — специфически заграничного характера. И только заграничная организация («Со­юз русских с.-д.») могла дать своей редакции, в число прочих инструкций, следующую:

«Организационный принцип. В интересах успешного развития и объединения социал-демократии сле­дует подчеркивать, развивать, бороться за широкий демократический принцип ее партийной организа­ции, что особенно необходимо ввиду обнаруживавшихся в рядах нашей партии антидемократических тенденций» («Два съезда», стр. 18).

Как именно борется «Раб. Дело» с «антидемократическими тенденциями» «Искры», это мы увидим в следующей главе. А теперь присмотримся поближе к этому «принци­пу», выдвигаемому «экономистами». Всякий согласится, вероятно, что «широкий де­мократический принцип» включает в себя два следующие необходимые условия: во-первых, полную гласность и, во-вторых, выборность всех функций. Без гласности смешно было бы говорить о демократизме, и притом такой гласности, которая не огра­ничивалась бы членами организации. Мы назовем демократической организацию не­мецкой социалистической партии, ибо в ней все делается открыто, вплоть до заседаний партийного съезда; но никто не назовет демократической организацией — такую, кото­рая закрыта от всех не членов покровом тайны. Спрашивается, какой же смысл имеет выставление «широкого демократического принципа», когда основное условие этого принципа неисполнимо для тайной организации? «Широкий принцип» оказывается просто звонкой, но пустой фразой. Мало того. Эта фраза свидетельствует о полном не­понимании насущных задач момента в организационном отношении. Все знают, как велика господствующая у нас неконспиративность «широкой» массы революционеров. Мы видели, как горько жалуется на это Б—в, требующий совершенно справедливо «строгого выбора членов» («Р. Д.» № 6, стр. 42). И вот являются люди, хвастающиеся своим «чутьем к жизни», которые при таком положении дел подчеркивают не необхо­димость строжайшей кон-


7456066149180889.html
7456124518688688.html
    PR.RU™