ЮЖНАЯ И ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ

Афганистан

Северная граница этой страны граничит с Узбекистаном и Таджикистаном и расположены на отрогах Гиндукуша – мощной горной системы, отдельные вершины которой, покрытые вечными снегами, поднимаются на высоты свыше 7 тысяч метров. Природные условия здесь аналогичны природным условиям Памира. Но там более сухо. Много пустынь. И не случайно, что дующий с юга ветер в Таджикистане и Киргизии, когда все вокруг заволакивает густой песчано-пылевой смог, называют “Афганцем”.

В конце 50-х годов в адрес Комиссии по проблеме «снежного человека время от времени поступали письма от пограничников, сообщавшие о том, что пограничники неоднократно обнаруживали на контрольно-следовых полосах и тропах следы босых ног, похожие на человечесикие, но гораздо больших размеров. Неоднократно пограничники наблюдали диких волосатых “диверсантов” и даже стреляли в них.

В годы Афганской войны советские журналисты (Саид Ашуров, Игорь Бурцев) в беседах с местными жителями слышали от них, что в некоторых районах этой страны и по настоящее время обитают “дикие люди”. К сожалению, строгие порядки в зоне боевых действий (а сообщения поступали из этих мест) не дали возможности побывать там. В лесных районах Афганистана местные жители даже встречали целые семьи и группы таких существ.

Ирак

Причин, которые бы препятствовали обитанию диких людей на территории этой страны практически нет – они аналогичны условиям Узбекистана и Таджикистана. Но две войны, прокатившиеся там, на рубеже ХХ и ХХ! веков, возможно, заставили волосатых дикарей покинуть ставшую опасной для жизни родину и уйти в более спокойные места. Американская оккупация, религиозные конфликты и социальные потрясения от этих войн нарушили инфраструктуру этой страны и поэтому поступление какой-либо информации из этой страны практически прекратилось.

Иран

Из этой исламской республики сведений о «диком человеке» поступает чрезвычайно мало, но, поскольку северные его районы примыкают к южным границам Азербайджана и Туркменистана и природные условия по обе стороны границы одни и те же, то и условия для обитания там “дикого человека” гульбиявана, очевидно, одинаковы. Так горные леса Талыша переходят в леса северных отрогов Эльбурса, а плавни Ленкорани распространяются и на территорию Ирана. Вся западная и северная часть Ирана, а это добрая половина его территории, покрыта горными хребтами.

Южные отроги Каракорума, примыкающие к Памиру.

Так что для обитания «дикого человека», да еще охраняемого мусульманской религией, здесь имеются все необходимые условия. В древние времена в Персии, как до появления ислама, называли теперешний Иран, “дикий человек” был хорошо известен.



Анастасиус Кирхер, посетивший в Х1У веке Китай, рассказывая о “диком человеке” Южного Китая, считал возможным ссылаться на “персидского человека”, как лучше известного его современникам.

А.Сэндерсон в своих работах упоминает одного англичанина, случайно застрелившего на охоте человекоподобное существо, похожее на гориллу. Произошло это во время Второй Мировой войны.

В 1981 году иранец Тали, старший научный сотрудник Московского Института стран Азии и Африки, рассказал о случае, который произошёл с его отцом в 30-е годы Х1Х столетия в горах Южного Ирана. Его отец был дружен с сыном правителя провинции. Как-то раз в компании других молодых людей они отправились в горы на охоту. Неожиданно кто-то из охотников показал сыну правителя на странное существо, похожее на человека, которое что-то делало с огромным камнем на склоне горы. За камнем виднелось темное пятно. Охотники застрелили это существо и поднялись к этому камню. Когда они поднялись к камню, возле которого лежал убитый – это был человек большого роста, всё тело которого было покрыто серыми волосами, оказался волосатый человек большого роста, а камень закрывает вход в пещеру.

В глубине пещеры находилась какая-то полусумасшедшая женщина, оборванная и очень грязная. Перед камнем лежал убитый. Женщина сопротивлялась и не хотела выходить из пещеры, где у нее были двое маленьких, таких же грязных детей, возрастом чуть больше года. Убитого по мусульманскому обычаю там же закопали, а женщину с детьми забрали с собой. Позже выяснилось, что это была дочь одного крестьянина, ушедшая года два назад в горы и не вернувшаяся домой.

О “диком человеке” слышала не раз известная сотрудница “Института этнографии” АН СССР А.З.Розенфельд, изучавшая народное творчество среднеазиатских народов, во время своих экспедиций в разные районы Ирана. Но этнографов интересовали только суеверия, сказки и легенды, в которых речь идёт о всяких фантастических существах. Все рассказы о реальных существах они отбрасывали, как не имеющие отношения к задачам экспедиции.


7394921698590153.html
7395012184966148.html
    PR.RU™