Социальный статус и психологический диагноз

Исследование сиротства началось в нашей стране еще до революции 1917 г. В 1898 г. известным русским промышленником и меценатом, этнографом и социологом князем В.Н.Тенишевым (1843-1903) с целью изучения современной жизни крестьян Центральной России было создано Этнографическое бюро, которое просуществовало до 1901 г. Основная задача созданного бюро - сбор этнографических сведений о крестьянстве и "городских жителях образованных классов". Собранный материал уникален по своей научной значимости. Он дает достоверное представление о русской традиционной культуре на рубеже веков практически во всех аспектах ее функционирования: в социальной сфере, в духовной и материальной. В 1897 г., когда проходила первая всероссийская перепись населения, разработаны программа и вопросник, охватывающие практически все стороны крестьянской жизни. Анкета рассылалась в центральные губернии России. Опрашивались учителя, священники, писари, крестьяне, которые должны были за небольшую плату сообщать факты в соответствии с вопросами программы. Ответы, присылавшиеся с мест, составили архив кн. Тенишева[139], который находится в Русском этнографическом музее Санкт-Петербурга[140]. В программу включен был и вопрос об опеке. Крестьянин Новгородской губернии, отвечавший на вопросник, разосланный бюро, так описывает цели опеки: "Присмотреть за ребятишками, а то, пожалуй, избалуются, что и в пастухи не годны будут. Креститься и молиться некому научить будет, а матюгаться и похабные песни петь сами спознают. ...И настоящий хозяин есть над именьишком, так и то трудно уберечь. А ну-ка, оставь сиротское без призору, так, пока малыш-то растет, ничего и не будет, не к чему станет и гнезда прививать. Ну, а как назначишь, значит, опеку, тогда все... Хоть всего не убережешь, а все что-нибудь да останется. Выйдут ребята путевые, глядишь, и есть к чему пристать"[141].

Изучение сиротства дореволюционными социологами позволило установить, что в сельской местности после известия о смерти родителя по приказанию старосты собиралась на сход вся община, где и выбирался опекун для сироты. Сход назначал самого достойного человека. Корреспонденты из Орловской губернии называли опеку честью, оказываемой избираемому, и если от этой чести отказывались, "то и против воли могли назначить". Возраст опекуна, видимо, не имел значения. Самым молодым опекуном, по документам Тенишевского архива, был 16-летний мальчик-сирота, который при поддержке мира стал опекуном над своими малолетними братьями и сестрой. В ряде губерний опекун, не получая платы за труды, пользовался всеми доходами от имущества сироты. Если же опекун не имел средств, то мир отдавал ему за одного сироту 1,5 пуда муки, мерку картофеля, 10 фунтов круп, 1,5 фунта конопляного масла и 1 рубль на одежду ежемесячно. По договоренности с обществом, опекун мог взять опекаемого себе в работники. Главная задача опекуна - приумножить имущество сироты. Часто имущество опекаемого переводилось в деньги, которые помещались в банк под проценты, "на депозит общества". Из этих средств платили воспитателю. В деревне Воротишино Самосорской волости Новгородской губернии единственный родственник малолетних сирот был пьяницей, поэтому общество продало имущество за 1000 рублей, положило деньги в банк и "за проценты надежный сосед держит детей у себя"[142].



Изучением истории общественного, в том числе детского, призрения в России, его теорией, организацией и практикой, историей благотворительности и социальной защиты детства в разное время занимались такие ученые, как А.Горцева, Е.Максимова, В.Гоген, Л. В. Бадя, М. В. Фирсов, В. В. Беляков, В. И. Иващенко, С.Бахрушин, И. Д. Белов, М.Д.Ван-Путерен, А.С.Вирениус, Д.С.Волков, А.И.Волкова, В.Герье, А.Р.Забелин, Н.Н.Жеденов, М.В.Брадис, Е.А.Звягинцев, К.Д.Кудрявцев, И.Лазаревич, С.М.Латышев, В.П.Мельников, Е.И.Холостова, Е.Д.Максимов, М.И.Михельсон, Д.П.Никольский, М.А.Ошанин, А.И.Свирский, А.Ф.Селиванов, Ф.А.Тарапыгин, В.П.Тимофеев, Б. Н.Тиц, А.И.Ховен, Н.В.Яблоков, М.Ф.Кусаков, М.Соколовский, А.Русаневич, И.Н.Матвеев, Е.Андреев, С. К.Гогель, В.М.Сорокин, Л.Жукова, А.Л Свердлова, М.Л. Гавлин,А.Н.Боханов, П.Н.Исаков, И.Клемантович, Е.А.Воронова, А.Хайруллина, В.Прохоров, П.В.Власов, В.Г.Бобровников, Г.Н.Ульянова, А.Ф.Кони, С.Клещук, Е.А.Абросимова, В.Г.Афанасьев, А.Р.Соколова и др.[143]



Средний американец получает государственную пенсию 300-600 долларов США и в то же время имеет выплаты из дополнительного пенсионного фонда 3-4 тысячи долларов США, т. е. в соотношении 1:10.

Аргументы и факты. 1994. № 14.

В 1990-е годы появились научные исследования и публикации, где рассматриваются проблемы воспитания и развития детей-сирот: преодоление трудностей социализации, профессионального и личностного самоопределения (Л.В. Байбородова, Л.Г. Жедунова, В.И. Кливер, Л.И. Кочкина, О.Н. Посысоев, М.И. Рожков); социальной адаптации (В.И. Каверина, Б.А. Куган, Ю.В. Яблоновская); реабилитации (А.В. Гордеева, В.В. Морозов); коррекции (А. Ярулов); гуманизации воспитания в условиях интернатных учреждений (Н.П. Иванова, В.В. Беляков, Е.В. Виноградова, И.А. Горчакова, Е. Худенко), построения гуманистических воспитательных систем (Т. Т. Бурлакова, П. Т. Ширяев, А. Н. Овчинников и Т. А. Рязанцева). В работах Л. К. Сидоровой, Г. В. Семьи, И. Н. Андреевой, Б. Н. Лазарева, Н.Ф. Плясова, Г.И. Плясовой, Е.А. Стребелевой и др. представлен опыт работы учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, описаны программы их подготовки к семейной жизни. В исследований, проведенных М.И. Лисиной, И.В. Дубровиной, А.М. Прихожан, Н.Н. Толстых, В.С.Мухиной, Э.А.Минковой, И.В.Ежовым, анализировалось психическое развитие воспитанников детского дома. Результаты исследований, проведенных академиком В.С. Мухиной, свидетельствуют: воспитанники домов ребенка аутичны, у них слабо выражена потребность к общению, наблюдается общая задержка развития.

Психологические исследования детдомовских детей свидетельствуют, что уровень развития внимания и памяти не имеет существенных отклонений от среднестатистической нормы. Однако у них выявлены слабо сформированная картина мира, повышенная ситуативность, которая в познавательной сфере проявляется в неспособности решения задач, требующих внутренних операций, без опоры на практические действия, снижение развития абстрактно-логического мышления. Наиболее выражено снижение вербально - логического мышления. Большую трудность для дошкольников и младших школьников представляет внеситуативно-личностная беседа. Как правило, вопросы "кто вам больше нравится?", "что вы любите?" или "какое у вас настроение?" вызывают смущение детей, и они ничего не могут на них ответить[144].

Скрытое сиротство Одного ребенка родители с четырех лет заставляли побираться и били, если приносил мало и на бутылку не хватало. Другого в реанимацию доставила : восьмимесячный ребенок двое суток плакал от голода в запертой квартире, пока соседи не взломали дверь. Третьего постоянно выгоняли на улицу, чтобы не мешал, и он ел из одной миски с собакой. Еще один малыш с трех лет стал : в безденежные периоды мать за дозу наркотиков отдавала его в пользование мужикам (http://dob.1september.ru).

Полуторагодовалый детдомовский ребенок в социальном поведении и в интеллектуальном развитии находится на уровне годовалого, а в два с половиной года он с трудом достигает уровня полуторагодовалого. В дальнейшем этот разрыв продолжает нарастать. Почти 50% детей из домов малютки едва могут ходить и говорить, хотя объективно они абсолютно здоровы. У них нет никаких органических нарушений, задержка в развитии носит чисто психический характер. Но у них нет и социальных условий для нормального взросления. Учеными доказано, что у детей, воспитывающихся вне семьи, значительно снижаются возможности для полноценного развития. Среди воспитанников детских домов в возрасте от года до трех лет в физическом развитии отстает 46% обследованных в 1988 г. детей, а в психическом - 75%. Взрослые часто отказываются от своих родительских функций, отдают детей в детские дома. Развивается новое явление - сиротство при живых родителях (http://parent.fio.ru). Согласно другим данным, до 60% воспитанников Домов ребенка - дети с тяжелой хронической патологией (в основном центральной нервной системы), примерно 55% отстают в физическом развитии, примерно 30% страдают органическими поражениями головного мозга и другими заболеваниями. Здоровыми считаются менее 5% сирот. В 85-92% случаев воспитанники детских домов не способны обучаться по школьной программе, тогда как среди детей в целом этот показатель не превышает 10%[145].

В своем исследовании Э.А.Минкова перечисляет своеобразные черты эмоционального портрета воспитанника детского дома: пониженный фон настроения; бедная гамма эмоций, однообразие эмоционально-экспрессивных средств общения; склонность к быстрой смене настроения; однообразность и стереотипность эмоциональных проявлений; эмоциональная поверхностность; неадекватные формы эмоционального реагирования на одобрение и замечание (от пассивности и равнодушия до агрессивности и враждебности); повышенная склонность к страхам, тревожности и беспокойству; основная направленность положительных эмоций - получение все новых и новых удовольствий; непонимание эмоционального состояния другого человека; чрезмерная импульсивность, аффективная взрывчатость (дети до шести-семи лет не овладевают поведением, находятся во власти аффекта)[146].

Исследование (2001), проведенное британскими статистиками, показало, что рожденные вне брака дети чаще умирают в течение первого года жизни. Уровень младенческой смертности среди внебрачных детей в 2000 году составил 6,6 на тысячу новорожденных. Среди детей родителей, состоящих в браке, уровень смертности ниже - 4,8 на тысячу. Еще выше смертность - 8 на тысячу - среди детей, чьи родители жили раздельно на момент рождения ребенка.

Среди детей, имеющих только одного родителя, смертность также высока - 7,6 на тысячу. В целом в Великобритании в 2000 году родились более 600 тысяч детишек, причем 60,5% из них - вне брака. Для сравнения - средний уровень младенческой смертности в России в прошлом году составил 16 на тысячу новорожденных, что в 5 раз выше, чем в Швеции - стране, где гибнет меньше всего новорожденных (www.solvay-pharma.ru).

Наибольшие трудности и отклонения от нормального становления у детдомовцев отмечаются учеными в эмоционально-волевой сфере - в неспособности выстроить нормальные взаимоотношения с окружающими, неуверенности в себе, снижении самоорганизованности, целеустремленности, недостаточном развитии самостоятельности, неуверенности в себе. Симптомами нарушений служат повышенная тревожность, напряженность, психическое утомление, стресс, неготовность преодолевать трудности, отсутствие потребности в достижении успеха, высокая агрессивность, недоверчивость, вспыльчивость, несдержанность, а с другой стороны - эмоциональная холодность, уход в себя, чрезвычайная пассивность и депрессия[147]. Многие дети, поступающие в детские дома и школы-интернаты, прошли через сложные жизненные ситуации, испытали на себе жестокое обращение взрослых, сексуальное насилие, алкоголизм и наркоманию, и многое другое. Ситуация развития для ребенка, имеющего опыт проживания в семье, усиливается многими психотравмирующими факторами: изъятием ребенка из семьи, помещением его в разного рода учреждения (приют, детский дом и т.п.). Результатом переживания таких травмирующих ситуаций является утрата у ребенка чувства защищенности[148].

Особого рвения в учебе детдомовцы, как правило, не выказывают. Грубые нарушения дисциплины выражаются в уходах (побегах), бродяжничестве, воровстве и других формах делинквентного поведения. Для них характерны искажения в общении со взрослыми. Так, к 10-11 годам у подростков устанавливается отношение к взрослым и сверстникам, основанное на их практической полезности для ребёнка, формируется , поверхностность чувств, моральное иждивенчество (привычка жить по указке), осложнения в становлении самосознания (переживание своей ущербности)[149].

Статистика В 1999 году Министерство образования провело разовый обсчет неучащихся детей в возрасте от 7 до 15 лет. Свыше 68 тысяч детей на тот период не училось. Из них 2500 не имели даже начального образования, а более 3000 никогда не ходили в школу. Число подростков, доставленных в милицию за правонарушения, в 2001 году превысило 1 140 000, 240 тысяч из них - беспризорные и безнадзорные дети. Ежегодно пять тысяч подростков после детского дома сразу попадают в тюрьму. (http://index.org.ru)

Неполнота эмоциональной жизни в сиротских учреждениях вызывает у ребенка в старшем возрасте психические расстройства и нарушения социальной адаптации: у одних это тенденция к понижению активности, ведущая к апатии и большему интересу к вещам, чем к людям; у других - гиперактивность с уходом в асоциальную и криминальную деятельность; у многих наблюдается тенденция вести себя вызывающе в обществе, пытаясь привлечь к себе внимание при неумении создавать прочные эмоциональные привязанности. Общее снижение настроения, депрессивное состояние выявлены примерно у каждого третьего ребенка младшего школьного возраста. У 20% детей младшего школьного возраста отмечались агрессивность, враждебность по отношению к окружающим, примерно у стольких же детей при столкновении с трудностями выявлены уход в себя, проявление пассивности и неготовности к активному разрешению конфликтов[150].

Обычно контакты со сверстниками бедны по содержанию и мало эмоционально насыщены. В игре дети менее внимательны к действиям и состояниям партнера, часто вовсе не замечают обиды, просьбы и даже слез сверстника. Находясь рядом, играют порознь. Либо все играют со всеми, но совместные игры носят, в основном, процессуальный характер; отсутствует ролевое взаимодействие в игре; даже включаясь в какой-либо общий сюжет, дети действуют от себя, а не от лица ролевого персонажа. По операционному составу (по совершаемым действиям) такая деятельность очень напоминает ролевую игру, но по субъективному, психологическому содержанию существенно отличается от нее. Контакты в игре сводятся к конкретным обращениям и замечаниям по поводу действий сверстника (дай, смотри, подвинься и т.д.). Игры часто окрашены нервозностью, сменой настроения; конфликты протекают резко, с острыми эмоциональными отрицательными переживаниями. События часто драматизируются [151].

Отчужденность по отношению к другим принято именовать психологическим капсулированием (капсула - закрытость, замыкание на самого себя). Состояние психологического капсулирования приводит к стремлению ребенка находиться в пределах усвоенных однажды стереотипов, не размыкать привычное социальное пространство и ограничиваться простейшими социальными ожиданиями и потребностями.

Ученые установили

Испокон веков мамам говорят: "Не волнуйтесь, это плохо влияет на ребенка". Американский психолог С. Грофф, подробно изучив данную проблему, пришел к выводу, что особенности поведения беременной женщины не только влияют, но и определяют характер малыша!Если женщина долгое время выбирала между абортом и родами, ребенок вырастает замкнутым, необщительным, с врожденной склонностью к депрессии и самоубийству. У склочных женщин, постоянно скандаливших с окружающими во время беременности, дети рождаются агрессивными и плаксивыми.

Вкусы и увлечения матери передаются ребенку через пуповину. Буквально. Поэтому у "оторванных" матерей, которые не брезговали сигаретами и кофе, излишне увлекались азартными играми, рождаются такие же "оторванные" дети с врожденной склонностью к порокам. А у матерей-скупердяек, мучивших себя вопросом "не лопнет ли семейный бюджет из-за лишнего рта", рождаются маленькие жадины, у которых снега зимой не выпросишь. Наконец, у примерных мам, которые следуют советам врача, не мучают себя "черными" мыслями, дети рождаются добрыми и покладистыми. Однако и здесь есть подводный камень. Как правило, такие малыши слишком доверчивы, плохо разбираются в людях, склонны идеализировать мир.

Теорию Гроффа дополнили исследования английских психологов, которые показали, что у беременных, занятых активной умственной деятельностью, дети рождаются с врожденной склонностью к анализу. Такие малыши раньше, чем их сверстники, учатся говорить, читать, им легко даются предметы в школе и, как правило, они большего достигают в жизни (www.stressov.net)

В детских домах к детям нередко обращаются по фамилии, имя часто сочетается с фамилией. Часто имя используется для приказа и почти никогда для проявления любви. В результате у ребенка формируется отрицательное отношение к своему имени. В.С. Мухина[152] обращает внимание еще на одну важную проблему - феномен "мы" в условиях детского дома. В условиях жизни без родительского попечительства у детей стихийно складывается детдомовское (интернатское) "мы". Это совершенно особое психологическое образование. Дети без родителей делят мир на "своих" и "чужих", на "мы" и "они". От "чужих" они все вместе готовы извлекать свои выгоды. У них своя особая нормативность по отношению ко всем "чужим" и своим детдомовцам. Почти 13 детей дошкольного возраста - воспитанников детского дома - имеют опыт сексуальных контактов со взрослыми (http://dob.1september.ru).

Внутри своей группы дети, живущие в интернате, могут жестоко обращаться со своим сверстником или ребенком младшего возраста. Эта позиция вызвана многими причинами, но, прежде всего, нереализованной потребностью в любви и признании, эмоционально нестабильным положением ребенка, лишенного родительского попечительства. У этих детей масса проблем, которые неведомы ребенку в нормальной семье. Они психологически отчуждены от людей, и это открывает им "право" к правонарушению. В школе, куда дети из детского дома ходят учиться, одноклассники из семей выступают в их сознании как "они", что развивает сложные конкурентные, негативные отношения детдомовских и домашних детей[153].

У воспитанников детских домов разрушено еще одно важное звено самосознания - звено психологического времени личности. Ребенок не в состоянии соотнести себя настоящего с собой в прошлом и будущем: индивидуального прошлого они часто не помнят, будущее для них неопределенно[154]. Детдомовцы, воспитывающиеся вне семейного круга времени, смены праздников и буден, не способны самостоятельно провести границу между этими временными циклами. В своей жизни такой ребенок не видит, в отличие от взрослых или домашних детей, ничего обыденного. Детдомовские ребятишки иначе воспринимают окружающий мир и то, что происходит с ними. Для домашнего ребенка повседневность приобретает праздничный характер. В силу возрастных особенностей и законов социализации нормальному ребенку свойственно праздничное восприятие реальности. Каждый день для существует как неповторимый, отдельный, целостно-замкнутый мир. Детишки ждут каких-то особых событий, которые могут изменить их жизнь. Домашние дети не знают действительной обыденности, их жизнь есть праздничная повседневность в силу того, что их жизненный мир не включает еще в себя механизм оповседневнивания. Жизнь ребенка пока еще сконцентрирована в пределах одних суток, в них нет длительности и ритмичности[155].

Статистика Среди семей с доходами ниже прожиточного минимума почти 60% - это семьи с детьми, а среди тех, чьи доходы в 2 и более раза ниже этого минимума, семей с детьми уже около 70%.

Если привычный, т.е. домашний, процесс социализации неожиданно прерывается в самом начале детства, то прерывается и праздничное восприятие. Ребенка помещают в детский дом, а на самом деле - в другое измерение вселенной. Его насильно вырывают из привычного окружения и новая реальность превращается в мрачную и серую действительности. Дни становятся однообразными и неинтересными, так как нет привычного окружения, привычных контактов, здесь все ему незнакомо и все пугает. Теперь уже суточная ритмика изменяется без их участия и планирования либо по указке сверху (формальный аспект организации временного цикла), либо все происходит само собой (неформальный аспект, устанавливаемый через систему неуставных отношений самими питомцами).

В домашнем кругу взрослые подчинялись капризам ребенка, а значит были втянуты в законы детского мира. В казенном кругу все наоборот: ребенок резко включается в жизнь взрослых, которые пытаются решить его судьбу. Администрация, а не родители, предопределяют его будущее, опираясь на министерские инструкции и научные методички. Ребенок переживает резкий слом привычного и родного окружения. Но одновременно он начинает осваивать новый для него порядок, правила которого ему неизвестны.

Помимо воли и желания интернатского или детдомовского ребенка вовлекают в участие в социальных институтах, к встрече с которыми он без посредников еще не готов. По всем законам социализации такое знакомство должно произойти на 15 лет позже, когда он совсем будет готов к нелегкому бою один на один с представителями социальных институтов. Это то же самое, что на поединок с профессиональным боксером выпустить любителя.

Общая статистика смертей

Каждый год в мире, по разным оцекам, умирает от 50 до 55 миллионов человек. По данным ООН (на начало 1991 г.), в развитых странах ежегодно умирают 11,7 миллиона человек. Из них 750 тысяч умирают насильственной смертью (включая дорожно-траснспортные проишествия), 130 тысяч кончают самоубийством, а остальные становятся жертвами различных заболеваний. В России в 1990 г. умерли 1 655 993 человека.

Помещение ребенка в детский дом серьезно изменяет его ролевой репертуар. Из него исчезают самые главные и самые необходимые на первых этапах жизни статусы - любимого сына, родного брата или сестры, племянника, прощаемого всеми шалуна и непоседы. Их место заполняют такие статусы и роли, которые скроены по меркам совсем иных возрастов - молодежного, зрелого и пожилого. Что называется, костюмы с чужого плеча.

Новая жизнь включает в себя момент постоянного ожидания (встречи с родителями, перевода в другую группу, другой детский дом). Прежде всего это связано с ожиданием утраченной матери, которая, как они надеются, вот-вот придет за ними и куда-то уведет их.

Несмотря на то, что ребенок со временем обучается жить в детском доме, тем правилам, которые здесь царят, эта среда является искусственно созданной педагогами, психологами, врачами, социальными работниками. В детском доме дети до выхода из него живут на всем готовом, все за них делает кто-то другой. Кто-то им готовит еду, кто-то им покупает одежду. А это грозит тем, что при выходе из детского дома воспитанникам вновь придется пережить психологический перелом. Адаптация к большому обществу, из которого их когда-то изъяли, затем долгое время держали в изоляции от него, кажется им непривычным

Ролевой репертуар вновь меняется. Только по видимости они готовы к исполнению взрослых ролей, поскольку 10-15 лет их окружали взрослые люди - сотрудники интерната или детдома. По существу же они не знают, какие роли могут играть в этом большом обществе, какие роли от них ожидают окружающие, они не знают, как выглядит обыденная жизнь потому, что с этими они никогда не сталкивались.

Знаете ли вы, что Подростков, попадающих в приют, отличает отсутствие мотивов, связанных с временной перспективой. Их эмоциональное состояние определяется, главным образом, сиюминутными событиями.

Важнейшая психологическая особенность детей-сирот, установленная в результате многочисленных наблюдений и исследований, заключается в стремлении к избыточной компенсации недостающего родителя и переносе его искомого образа на других людей. Дети, воспитывающиеся без родителей, ищут заместителя родителя (защитника, покровителя, опекающего) в каждом взрослом и старшем. Они не избирательно, безоглядно доверяются каждому, обратившему на них малейшее внимание, тем более проявившему благожелательность и хотя бы намек на заботу. На каждого, кажущегося им сильным и умным, они как на Бога перекладывают все свои трудности и горести, все житейские проблемы. Многие, посетившие детский дом, встречаются с ситуацией, когда маленькие дети с отчаянной надеждой бросаются на каждого приходящего с криками "Мама! Папа!". Это так называемый поисковый синдром сироты, и синдром этот сохраняется пожизненно, в преобразованных формах он продолжается и у сирот совершеннолетних, даже у пожилых[156].

Согласно полученным социологами и психологами данным, при изъятии ребенка из кровной семьи, не только общество несет значительную экономическую нагрузку, не только ребенок испытывает психолого-медико-социальный дискомфорт, но и сама семья для общества становится потерянной, так как родителей ничто уже не удерживает от социального падения, и вернуться в нормальное состояние ей практически невозможно. Семья без детей превращается в асоциальную ячейку общества. Родители, бросившие детей, оказываются в итоге брошенными сами.

Дом ребёнка отучает мать от младенца, а затем может разлучить навсегда. Не все женщины за время пребывания ребёнка в государственном учреждении могут устроить свою жизнь, прописаться, найти постоянную и хорошо оплачиваемую работу. Поэтому за ребёнком не возвращаются. Кроме того, женщине без прописки ребёнок не возвращается. В такую ситуацию попадают женщины, приезжающие на заработки из соседних государств, вернувшиеся из тюрьмы, а так же одинокие и из числа сирот.

Парадоксально, но факт Оказывается в интернате и детдоме плохо как воспитанникам, так и воспитателям. У одних происходит социальная деформация, у других - профессиональная. По результатам исследования Университета Российской академии образования (выборка 300 человек по всей России), у работников детских домов, школ-интернатов и коррекционных учреждений отмечены признаки эмоционального выгорания и редукции личных достижений. Они наступают уже после первых трех лет работы с детьми. Попробуйте приучить ребенка ежедневно чистить зубы или минимально ухаживать за собой, если раньше он этого никогда не делал! (www.nashi-deti.ru).

Социологи установили круг причин возникновения социального сиротства сегодня: отказ от детей при рождении, лишение родительских прав из-за полного равнодушия к проблемам детей, их здоровью, воспитанию, порой из-за угрозы для жизни, жестокого обращения, насилия. Подобное наблюдается в семьях алкоголиков, наркоманов, психически недееспособных, а также среди родителей, находящихся в местах заключения, на длительном принудительном лечении. Обычно такие дети признаются сиротами в соответствии с законами РФ, и их ставят на полное государственное обеспечение. Большинство проблем, связанных с определением статуса ребенка как сироты, решаются с учетом его возраста, наличия родственников, добровольно желающих принять участие в судьбе ребенка, его воспитании, материальном обеспечении. Скажем, ребенка до 3-х лет обычно помещают в Дом ребенка. Затем его переводят в дошкольный детский дом, школьный интернат и др. государственные учебные или лечебные учреждения[157].

Дети-сироты - это дети в возрасте до 18 лет, у которых умерли родители. Социальный сирота - это ребенок, который имеет биологических родителей, которые не занимаются воспитанием ребенка и не заботятся о нем. В этом случае заботу о детях берут на себя общество и государство. По отношению к ним употребляется также понятие - это сироты, или те дети, которые не могут более оставаться с родителями, потому что те от них отказались, из-за болезни родителей, лишения родителей свободы, или пагубного или пренебрежительного отношения родителей. Сюда также включают детей-инвалидов, которых родители отдали на попечение государства. Дети, оставшиеся без попечения родителей, проживают в сиротских учреждениях, больницах, государственных домах или интернатах, и в учреждениях для инвалидов[158].

Полное государственное обеспечение детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, подразумевает предоставление им за время пребывания в соответствующем госучреждении бесплатного питания, обмундирования и общежития или возмещение их полной стоимости при отсутствии хотя бы одного из этих видов обеспечения.

Однако если судить по результатам эмпирических исследований и данным статистики, государственное содержание и государственная опека над сиротами, куда ныне вовлечены немалые денежные ресурсы, заняты сотни тысяч человек и функционируют тысячи всевозможных учреждений, далеко не во всем эффективны и выполняют возложенные на них функции. Государство неспособно справиться с сиротством в трех самых главных и самых болевых его точках, а именно:

· В период появления сиротства (неблагополучные семьи, обнищание населения, духовный кризис общества);

· В период прохождения повторной социализации ребенка в госучреждении (детдом, интернат);

· В постинтернатный период - на выходе из системы госопеки и начала самостоятельной жизни.

Социализация охватывает все этапы человеческой жизни, но ее фундамент закладывается в детстве. От этого фундамента зависят качества ребёнка - лидера или жертвы общественной системы. От того, каким будет это детство, где оно происходит, зависит дальнейшая судьба человека, его характер и тип личности. Социализацию можно считать удавшейся, если человек органично включен в социальные отношения и нормально функционирует во взрослых социальных структурах, не чувствует себя ущемленным, выброшенным за пределы общественных связей, может самостоятельно разрешать возникающие у него трудности. Подобное возможно только в случае, если социализация протекала в полноценной семье.

Очень серьезные изменения претерпевает процесс социализации у детей, воспитывающихся в детских домах. В трудах российских и зарубежных психологов показано, что в условиях детского учреждения интернатного типа формируется совершенно иной, в отличие от условий семейного воспитания, тип личности ребенка[159]. Дети, которые попадают в печальную статистику - это дети с серьезными проблемами здоровья, отягощены алкогольной и наркотической наследственностью, негативным опытом проживания в собственных семьях, асоциальным поведением. Они педагогически запущены, у них нарушена психика, а диагнозы , , не так уж и редки. Изменения происходят в любом случае и не зависят от причин, по которым ребенок попадает в детский дом: несчастный случай, унесший жизни родителей; отказ родителей воспитывать своего ребенка; изъятие ребенка из семьи по социальным показаниям - в этих случаях ребенок становится социальным сиротой.

Врезка


7391815350265797.html
7391879037159633.html
    PR.RU™