Этих гадов ты тоже можешь понять? Можешь общаться с ними? Нет. Немыслимо». 5 часть

Даже если я весь избит, даже если я так излуплен, что слезы выступают на глазах, я не буду просто ненавидеть своего противника. Потому что я люблю эту игру… Ускоренный мир. Потому что мне страшно повезло, что я стал Бёрст-линкером.

…Правда? Ты так уверен?

Внезапно какой-то голос задал вопрос.

И тут же еще несколько силуэтов промелькнули у Харуюки перед глазами. Аватар цвета ржавчины, будто склепанный из стальных кусков. Пластинчатый аватар из тонких угольно-черных мембран. И – аватар цвета сумерек с круглой маской и громадными когтями, уже не существующий. Это были члены группы, воспринимающей «Brain Burst» не как игру-файтинг, но как способ ускорять мысли, и стремящейся лишь получать и тратить бёрст-пойнты. «Кружок исследования ускорения».

Последние два месяца они никак себя не проявляли. Однако это не значило, что они исчезли. Наверняка они прячутся где-то в Ускоренном мире и с настороженной враждебностью ждут шанса ударить вновь.

…Этих людей ты тоже можешь простить? Ты можешь отбросить свою ненависть к ним, жестоко ранившим тебя и твоих друзей, издевавшихся над вами?

Незаметно для Харуюки голос в его голове перестал быть его собственным, приобрел сумрачное, искаженное металлическое эхо. Середину спины прострелила боль. С искаженным лицом Харуюки продолжил механически шагать к дому.

…Таких гадов вполне естественно ненавидеть. Вполне естественно крушить их своей ненавистью. Выпусти весь свой гнев, негодование, ненависть, уничтожь этих сволочей. Это в твоих силах. В твоих силах оторвать им руки-ноги, сожрать их плоть, выпить их кровь. Да – сожри их. Сожри их. Сожри их. Сожри их. Сож-…

– …Заткнись!!! – сдавленно крикнул Харуюки, низко опустив голову, и остановился перед входом в магазин. Местные жители и покупатели шарахнулись в стороны.

Харуюки казалось, что среди множества туфель, обходящих его, он видит сумрачно-фиолетовые сияющие когти. Он изо всех зажмурился и мысленно заявил самому себе:

Если они снова явятся, я буду драться с ними. Но не потому, что я их ненавижу. А потому что люблю Ускоренный мир. Потому что верю, что в нем есть не только враждебность, но и другие отношения и чувства. Я буду драться, чтобы защитить эти чувства.

Правда?

И голос ушел, оставив позади лишь это единственное слово и скрипучий смех. Боль в спине тоже вскоре утихла, растворилась.

Шумно выдохнув и вытерев потные ладони о брюки, Харуюки на непослушных ногах зашагал в свою пустую квартиру. Головы он так и не поднял.



К оглавлению

Глава 5

– Хей-хей-хеееееееей!!! – разнеслось по всей арене.

Одновременно раздался рев двухцилиндрового мотора. Потом пронзительный визг – и еще один возглас:

– Такая паршивая стенка не остановит великого меня!!!

– Чего?!

Харуюки лихорадочно заозирался. Дряхлые, как и полагалось арене «Заброшенный город», здания лежали в руинах, образуя настоящие баррикады. Разнесли их Харуюки и сражающийся поодаль Такуму. Они сделали это специально, пользуясь характеристикой арены «легкая разрушаемость», чтобы завалить дороги обломками.

Так они планировали сковать мотоциклиста Эш Роллера, участвующего в территориальном сражении в составе атакующей команды из трех человек. Им это удалось – не осталось ни одной свободной дороги, по которой Эш Роллер мог бы проехать на мотоцикле от нынешнего переднего края до позиции в тылу, которую защищала Скай Рейкер. Вернее, так должно было быть – но.

– Г-где ты?!

Харуюки вертел головой в поисках ревущего мотора.

Через несколько секунд он его обнаружил. Однако двигаться сразу не стал – просто стоял, разинув глаза и отвесив челюсть.

Американский мотоцикл двигался справа налево по противоположной стороне двухполосной улицы. Однако скорость его была слишком мала. И вовсе не потому, что он объезжал обломки, которыми была завалена дорога, а наоборот, потому что объехать их было невозможно (там громоздились двухметровые кучи), – так что его несли.

Громадный мотоцикл вместе с седоком ехал на правом плече аватара-коротышки (более чем вдвое ниже, чем Эш на мотоцикле), который с огромным трудом шагал по баррикаде. Эш Роллер просто сидел в седле покачивающегося мотика и давил на акселератор.



– …Какой смысл так гонять движок!!! – машинально проорал Харуюки, и только потом до него дошло, что вообще-то в этой ситуации он не может просто стоять на месте и смотреть. Противники хотят пересечь груду обломков. Если им удастся, будет плохо.

– Я, я тебя не пущу! – выкрикнул Харуюки и помчался через дорогу. Аватар-коротышка, несущий мотоцикл, кинул на него взгляд и –

– Брат Эш! Забудь про меня и идииии!

Прокричав эти очень выпендрежно звучащие слова, он метнул мотоцикл вперед. Физическая сила его была просто невероятна, особенно с учетом размера.

Эш Роллер, который, надо же, успел когда-то обзавестись младшим братом, на своем американском мотоцикле перелетел через груду обломков, испуская особенно пронзительный рев.

– Твое харт гига-бёрнииииинг!!![14]

Издав один из своих обычных непостижимых воплей, он приземлился на асфальт и рванулся вперед, выпустив облако дыма из-под заднего колеса.

Суббота, 8 июня, 17.30. Шел бой в формате «три на три» за третий район Сугинами. Черноснежка и Тиюри сделали передышку, так что со стороны «Нега Небьюлас» дрались Харуюки, Такуму и Скай Рейкер. Атакующая команда состояла из трех членов Зеленого легиона «Грейт Уолл»[15] во главе с Эш Роллером.

По уровням между двумя командами был громадный разрыв – у команды Харуюки 8-5-5, а у противника 5-5-3; однако «Brain Burst» – игра, где миг расслабленности может запросто нивелировать подобную разницу. Стиснув зубы и ругая себя за то, что он допустил «такой миг» и позволил Эш Роллеру прорваться через баррикаду, Харуюки кинулся было в погоню за быстрым мотоциклом – но.

– Я тя не пушу!!!

Одновременно с этим воплем, который заставил Харуюки подумать, то ли его тон соответствует отыгрышу какого-то персонажа, то ли он по жизни такой, перед ним прыгнула тень – аватар, тащивший на себе мотик Эш Роллера.

Это был игрок 3 уровня в темно-зеленой броне, звали его «Буш Утан»[16]. Он был на несколько сантиметров ниже Сильвер Кроу, но настолько мощен, что о маленьком росте как-то не думалось. Причиной были очень необычные руки. Когда аватар склонялся вперед, они едва не касались земли, вызывая ассоциацию с неким приматом, но в любом случае этого противника не следовало недооценивать.

Осторожно глядя на нацеленные на него громадные руки, Харуюки ответил:

– …Тем, кто так говорит, никогда не удается никого удержать!

Потом пригнулся и с низкого старта рванулся вперед.

Буш Утан специализировался чисто на силе, весь его потенциал заключался в громадных лапищах. Если Харуюки пропустит прямой удар, то получит неслабый урон, и разница в два уровня ему не поможет; зато скорость Утана оставляла желать лучшего. Да и вообще – Харуюки в принципе не собирался сейчас сражаться с ним.

Стремительно сократив дистанцию, Харуюки воспользовался тем, что все внимание противника было сосредоточено внизу, и отчаянно подпрыгнул, лишь чуть махнув крыльями, чтобы сохранить шкалу спецатаки. По сути, он не столько перелетел, сколько перескочил через противника.

Утан вскинул руки, но где ему дотянуться. У Харуюки даже было время мысленно дать ему совет: «Тебе следовало бы самому сблизиться и тем самым сократить мои возможности. Не просто ждать, а активно контролировать дистанцию…»

– …Чего, оуаааа?!

Удивленный вскрик, вырвавшийся у Сильвер Кроу, был перекрыт густым мужским возгласом:

– У-хо-хо-хо! Я тя не пущуууу!!!

Что же случилось? Руки Буш Утана внезапно вытянулись. Не просто отстегнулись в локтях – нет, они удлинились раза в три, и громадные ладони крепко вцепились Харуюки в лодыжки…

– Хунннууууууссууу!

Понимая, что сейчас он брякнется на землю, Харуюки рефлекторно развернул крылья на всю ширину и высвободил всю их мощь.

– Нуоооо!

Равновесие сохранилось лишь на долю секунды. При всей своей силе Утан относился все же к легкой весовой категории. Харуюки взлетел вертикально вверх, а обезьяноподобный аватар так и свисал с его ног. Раз так получилось, Харуюки решил вместе с Утаном догнать Эш Роллера и таранить его, но в этот момент.

– Ухооо?! Как страшно!!!

Сразу после этого жалобного вопля Харуюки почувствовал рывок, и его скорость упала. Поспешно глянув вниз, он обнаружил, что Утан разжал левую руку, державшую лодыжку Харуюки, и вцепился ей в перила на крыше здания. Обе его руки были растянуты до предела; со стороны казалось, что обезьяноподобный аватар привязан посередине длинной веревки.

– Ты, а ну отпустил!

– Н-ни фига!

Харуюки отчаянно махал крыльями, но пальцы, сомкнувшиеся на левой лодыжке, не собирались расслабляться. «Пика» Такуму могла бы отсечь руку Утана, но Такуму сейчас отчаянно сражался с третьим членом команды противника где-то в стороне – оттуда периодически доносились звуки боя.

С неохотой продолжив заниматься воздушным перетягиванием каната, Харуюки взглянул на западную часть дороги. И тут же у него вырвалось:

– Блин!..

Здоровенный американский мотоцикл успел уехать вперед больше чем на сто метров и решительно приближался к небольшой площади в конце дороги. Там, на этой площади, был испускающий лавандовый свет круг с высоким столбом в центре. Флаг черного цвета показывал, что там была «база» команды Харуюки.

Базы – это отдельные точки на арене территориального сражения. Если команда занимает базу, то в пределах этого круга ее шкала спецатаки бесконечна. Территориальные сражения в «Brain Burst» выглядят просто: одна команда наступает, занимает одну базу за другой и при этом атакует базы противника.

Сейчас Эш Роллер нацеливался на базу, защищаемую одной лишь Скай Рейкер. Будучи Бёрст-линкером восьмого уровня, она, конечно, была сильна, но ее уникальный стиль боя мог быть как преимуществом, так и недостатком, в зависимости от конкретного противника.

Согласно выводам Харуюки, Скай Рейкер с инвалидной коляской и Эш Роллер с мотоциклом относились к одной и той же категории, и Скай Рейкер была в невыгодном положении. Ее инвалидная коляска как «Усиленное вооружение» практически по всем параметрам уступала мотоциклу Эш Роллера.

Моточудовище с грозным ревом летело к одиноко стоящей перед площадью хрупкой серебряной коляске с изящным женским аватаром.

– Учитеееель! – завопил черепоголовый наездник почему-то со слезами в голосе. – Сегодня… я… превзойду тебя, учитеееель!!!

Харуюки разинул рот. Конечно же, Скай Рейкер была наставницей и Родителем Эш Роллера, но его слова сейчас были из тех, что говорятся лишь перед решающей битвой, к которой ее участники шли через множество преград и изгибов судьбы. Сегодня команда Эш Роллера участвовала в бою всего третий раз, а между собой эта пара Родитель – Ребенок собиралась сразиться впервые.

Рейкер в своей инвалидной коляске улыбнулась из-под широких полей шляпы и, качнув длинными волосами цвета неба, ответила:

– Только через сто лет, Эш.

После чего вытянула вперед правую руку ладонью вверх и сделала жест «приди и возьми» – поманила к себе пальцами.

– Тооооо!!! – заорал в ответ Эш. Потом вспрыгнул и встал правой ногой на руль, а левой на задний край сиденья. Это была – оригинальная техника управления мотоциклом наподобие доски для серфинга, которой Эш Роллер лично дал название «Вэ-твин кулак».

Рейкер, даже увидев этот прием, не выказала признаков паники, но Харуюки вновь заскрипел зубами. Теперь Рейкер была в еще более тяжелом положении. Поскольку она встать с коляски не могла, ее руки не дотягивались до Эш Роллера. А атака голыми руками на мотоцикл приведет лишь к тому, что сама Рейкер получит урон.

– Учитель! Гигаспасибо за все, что былооооо!!!

Подошвой он выкрутил полный газ, и мотоцикл, выплюнув язык пламени из глушителя, пошел в последний и решительный разгон. В тот миг, когда громадная серая передняя шина была уже готова врезаться в инвалидную коляску –

Левая рука Рейкер нежно, но немыслимо быстро прошлась по серебряному колесу. Высекая искры из земли, коляска резво покатила спинкой вперед.

Невозможно, так от него не уйти!

Харуюки мысленно крикнул эти слова, обращаясь к Скай Рейкер, которая была и его наставницей. Хотя коляска, передвигаемая лишь при помощи рук, обладала невероятной скоростью за счет сверхмалого веса, длиться долго этот рывок не мог. Вот сейчас мотоцикл ее нагонит и отправит в полет.

Харуюки, забыв дышать, ждал, когда это произойдет, и тут.

С полнейшей непринужденностью Скай Рейкер потянулась вперед, едва-едва избежав контакта с передним колесом мотоцикла, притронулась левой рукой к рулю мотоцикла…

…и легонько нажала на тормоз.

Хотя выглядело это как нечто простое и будничное, Харуюки оценил чудовищную силу, вложенную в нажим – от диска переднего колеса мотоцикла посыпалось дикое количество искр. Что произойдет с мотоциклом, у которого зажат один лишь передний тормоз, да еще с такой силой?

– О-оуааааа?!

Еще до того, как Эш Роллер успел заорать, американский мотоцикл резко встал на дыбы, упираясь в землю передним колесом. После чего, крутясь, полетел по воздуху и вмазался в стену здания.

Похоже, сила удара превзошла прочность «Усиленного вооружения» – мотоцикл взорвался, раскидав во все стороны шикарные языки пламени.

Однако сам Эш Роллер благодаря тому, что стоял на сиденье, взлетел вверх, и взрывом его не задело.

– Нооооооооооооо?!

С этим воплем он достиг верхней точки траектории, на мгновение застыл и полетел вниз. А прямо под ним была Скай Рейкер, снова направляющая свою коляску вперед.

– Двести лет, – с улыбкой поправилась она и выбросила вверх левую ладонь с такой силой, что аж воздух вспыхнул. Удар пришелся точнехонько в середину спины темной кожаной куртки Эш Роллера, и волна от него докатилась даже до того места, где висел Харуюки (а это было довольно далеко).

Критический удар в середину туловища в сочетании с уроном от падения вышибли хит-пойнты Эш Роллера начисто.

– Чего и ждать от учителя… Прости меня, тера-насинг[17].

Оставив эти загадочные слова, черепоголовый мотоциклист рассыпался на полигоны. Харуюки и Буш Утан, глядя, как Скай Рейкер отряхивает руки, одновременно пробормотали:

– В-вот это сила…

– Слишком крутая…

Потом они переглянулись. Поскольку Рейкер великолепным образом отбила атаку Эша и защитила базу, игра в потягушки потеряла всякий смысл.

Не произнося больше ни слова, Харуюки вдруг заставил крылья заработать в полную силу, поглощая всю шкалу спецатаки. От мощного рывка руки Утана заскрипели.

– Бе-бесполезняк! Жгите, мои бицепсыыыыы!!!

Утан отчаянно напряг мышцы обеих рук – и левой, держащейся за ограждение на крыше, и правой, сжимающей лодыжку Харуюки, – и попытался чисто за счет силы притянуть его к себе. Как вдруг.

Харуюки изменил направление тягловой силы крыльев на 180 градусов и принял позу для пикирования. В результате, естественно, Утан потянул Сильвер Кроу на себя.

– Сто-… пого-… пого-…

Его голос прервался грохотом мощного удара с пикирования.

После чего оба противника полетели на землю. Судя по тому, что Утан от шока выпустил лодыжку Харуюки, ему предстояло еще многому научиться, прежде чем лезть с ним в ближний бой.

Все его хит-пойнты разом испарились, и Утан покинул арену, как и его старший брат, оставив на прощание слова:

– Я, я те завтра отплачуууууууу!!!

…Завтра?

У Харуюки на этот счет почему-то возникло нехорошее предчувствие, но пока что он задвинул его куда подальше и поспешил на помощь Такуму.

Пятнадцать минут спустя по времени реального мира –

Успешно защитив первый, второй и третий районы Сугинами и на этой неделе, пять членов «Нега Небьюлас» собрались в центре арены, на которой прошло последнее сражение, и поздравили друг друга с хорошей работой.

Усевшись на ближайший бетонный обломок, Харуюки протяжно выдохнул, чувствуя приятную усталость, и сказал Скай Рейкер:

– Знаешь… я даже не думал, что мотик Эш Роллера можно вынести так…

В прошлом Харуюки однажды победил Эша, подняв заднее колесо его мотоцикла и тем самым заставив его двигатель трудиться вхолостую, но зажим тормоза на полном ходу, заставляющий машину взлететь, был куда умнее, быстрее, а главное – интереснее и круче.

Однако Рейкер смущенно улыбнулась и покачала головой.

– К сожалению, этот прием работает, только когда Эш стоит на своем мотоцикле.

– А… н-ну да…

Обычно ведь руки мотоциклиста не расстаются с рулем. Харуюки задумчиво хмыкнул, и тут в разговор вмешалась Черноснежка. Со смешинкой в голосе она добавила:

– Кроме того, прежде чем дотронуться до мотоцикла на полной скорости, необходимо синхронизировать свою скорость с его, как одна только Рейкер может, а иначе ты сам получишь урон.

– Аа… н-ну да…

Харуюки опустил голову; Тиюри и Такуму расхохотались. Черный как ночь аватар тоже немного посмеялся, потом продолжил:

– Ну, хотя… Возможно, если бы ты летел на полной скорости, то смог бы сделать то же самое, что и Рейкер. Тебе стоит это обдумать.

– Точно!

Харуюки энергично кивнул; командир легиона оглядела своих подчиненных и сказала:

– Если других тем для обсуждения нет, давайте поговорим о завтрашнем дне. Думаю, вы все получили от Харуюки-куна текстовое сообщение с общим описанием, но сейчас я попрошу его рассказать все еще раз.

– П-понятно.

Поспешно вскочив и развернувшись к четверым товарищам, сидящим бок о бок, Харуюки принялся объяснять про завтрашнее большое мероприятие – гонку через «Гермес Корд».

Он объяснил, что вовсе не обязательно отправляться непосредственно к Токио Скай Три, что если они соберутся дома у Харуюки и все вместе соединятся напрямую, то «карта-телепортер» перенесет их на нижнюю станцию космического лифта.

Объяснил, что сменить пилота шаттла №1 не получится, потому что Сильвер Кроу уже зарегистрировался в этом качестве, и остальные будут пассажирами, задача которых – защищать свой шаттл и атаковать шаттлы соперников.

Объяснил, что во время гонки хит-пойнты участников зафиксированы, а значит, девятиуровневой Блэк Лотус ничто не угрожает.

Барахтаясь в словах, он все это кое-как объяснил, а потом вдруг замялся. Он не мог решить на ходу, стоит ли упоминать, что Блад Лепард из «Проминенс» зарегистрировалась пилотом шаттла №2 и что она очень хочет встретиться со Скай Рейкер.

Но почти сразу же он решил, что лучше об этом пока промолчать. То, что происходит между Лепард и Рейкер, только они и понимают.

Поэтому Харуюки сделал глубокий вдох и закончил словами «вот и все».

– Отличная работа, – похвалила Черноснежка и тут же встала, заняв место севшего Харуюки. – Из мэйла Харуюки-куна вы это тоже должны были узнать, но в позапрошлом году тоже было большое мероприятие – «Гонка в Великом замке». Думаю, Рейкер уже поняла, о чем я, но…

Внезапно оборвав свою речь, Черный король ударила по земле правой рукой-мечом.

– Я тогда была полностью вне Глобальной сети и скрывалась от убийц королей; я была оооочень раздосадована тем, что не могу участвовать.

– И я тоже. Я тогда посылала лучи негодования в Великий замок прямо со старой Токийской башни.

Эти слова Рейкер произнесла с милой улыбкой на лице, заставив Черноснежку согласно кивнуть, а остальных членов легиона нервно выпрямиться. Они явно разделяли мысль «блин, Рейкер-сэнсэй опасная» и вовсе не удивились бы, если бы оказалось, что от обиды и гнева, заключенных в «послании» Рейкер, тогда на самом деле несколько аватаров оказались парализованы.

– В любом случае. Я хочу, чтобы завтрашняя гонка рассеяла позапрошлогоднее огорчение. Такуму-кун и Тиюри-кун уже любезно согласились участвовать, а главное, Харуюки-кун приложил столько стараний, чтобы завоевать для нас право участвовать, – он и предположил возможность появления новой арены, и отправился в такую даль, в Скай Три. Если эти усилия пропадут зря, никаких оправданий я не потерплю.

После речи Черноснежки Харуюки отчаянно замотал головой и замахал руками.

– Не, не, правда, мне всего лишь пришла ерундовая идея… Это семпай угадала, где и когда появится портал…

– Эта идея была очень важной. Хотя все десять мест, судя по всему, заполнились очень быстро, но, похоже, большинство тех, кто зарегистрировался, купили информацию в NPC-магазине в «Безграничном нейтральном поле», причем задорого. Кроме Харуюки-куна, еще один-два человека догадались сами.

– Эээ… вот, значит, как было…

Вполне возможно, что проданная NPC информация о появлении портала содержала время его открытия с небольшой задержкой. И поэтому Харуюки, которому идея пришла в голову с нуля, добрался до «Гермес Корда» раньше тех, кто ее купил. И, возможно, Пард-сан тоже.

В таком случае Харуюки должен быть признателен Тиюри за то, что она в тот день предложила ему пойти в Дом правительства в Синдзюку. Если бы он туда не отправился, то, скорее всего, даже не вспомнил бы ту новость про космический лифт. И, конечно же, он был благодарен Черноснежке за совет, который она ему дала во время разговора в погружении. Как здорово иметь друзей… Пока Харуюки лениво ворочал в голове эти мысли –

– …Погоди секунду, Лотус, – Скай Рейкер приподняла руку, подъехала поближе (колеса инвалидной коляски скрипнули) и развернулась лицом к остальной четверке. – Я тоже очень сильно ждала подобного события. Как человек, надолго оборвавший все связи в Ускоренном мире, я благодарна за каждый день, когда сражаюсь рядом с членами легиона… возрожденного «Нега Небьюлас». Если только возможно, я хотела бы присоединиться к вам всем и вместе сражаться за победу в завтрашней гонке. Однако… – она замолчала, и ее взгляд упал на ноги, скрытые под длинным подолом белого платья. – …По словам Кроу, в шаттле для команды предусмотрены только четыре сиденья, и больше места там нет. Значит, мне придется оставаться прикованной к сиденью без коляски. Если так, мой аватар будет служить лишь украшением. Если я всего лишь увеличу вес шаттла и ничего не буду делать, кроме как тормозить вас, будет лучше, если я с самого начала не пойду.

– Не… нет! – вырвалось у Харуюки, и он попытался было заспорить со Скай Рейкер.

Но –

Будь Рейкер дальнобойным аватаром, она могла бы успешно участвовать в атакующих действиях, даже сидя неподвижно. Но, как и подсказывал ее ярко-небесный цвет, она была аватаром ближнего боя в чистом виде. По-видимому, чтобы аватары-рукопашники могли в этой гонке атаковать, они должны обладать способностью перепрыгивать на другие шаттлы. Скай Рейкер, вместо ног пользующаяся инвалидной коляской, на такое, разумеется, была не способна.

Глядя на стиснувшего зубы Харуюки, Рейкер ласково произнесла:

– Ворон-сан, не беспокойся об этом. Я уверена, даже без меня ты, Лотус, Пайл и Белл сумеете добраться до вершины.

Нет, это неправильно.

Я хотел взять тебя… в первую очередь – именно тебя… на ту колонну, ведущую в небо. Я хочу тебе сказать кое-что в том мире наверху, включающем в себя 4000-километровый космический лифт. Передать тебе одну мысль, которую невозможно передать здесь, на земле, где ее утянет гравитация…

Пока эти мысли метались у Харуюки в голове, Черноснежка с болью в голосе произнесла:

– …Рейкер. Твой аватар, думаю, весит меньше, чем Кроу. Будешь ты с нами или нет – от этого вес шаттла практически не изменится. И потом, даже если ты не можешь двигаться, ты все равно можешь защищать –

– Нельзя, Лотус, – решительно оборвала ее Рейкер. – Вся твоя деятельность… и деятельность «Нега Небьюлас» должна быть в первую очередь направлена на то, чтобы превзойти других королей и дать тебе достичь десятого уровня. Если в завтрашней гонке вы победите, то наверняка получите много бёрст-пойнтов. И это приблизит вас к главной цели. И ты не должна думать обо мне и тем самым даже чуть-чуть уменьшать свои шансы на победу… разве не так?

Ее слова звучали слишком логично и несли слишком много боли. Скорее всего, в душе Скай Рейкер уже четко назначила себе роль из-за своих ограниченных способностей по части передвижения. Она ценит свою силу, когда эта сила помогает легиону. И, напротив, она ни за что не станет участвовать в сражении, где будет обузой.

Иными словами, вот какая была ситуация:

Скай Рейкер уже отказалась от «Brain Burst» лично для себя. Она откликнулась на просьбу Черноснежки и вернулась в легион, но ее единственным мотивом было помочь Черноснежке. Она категорически запретила себе чувствовать восторг и возбуждение от дуэлей, радость общения с помощью кулаков. Как будто она назначила себе вечное наказание.

Неправильно.

Харуюки вновь мысленно произнес это слово.

Целью Харуюки тоже было помочь командиру легиона Черноснежке подняться на десятый уровень. Он всегда стремился стать рыцарем, который будет защищать своего короля, пока этот момент не настанет.

Более важной цели у него не было; но было желание, не противоречащее главной задаче.

Играть и получать удовольствие от игры под названием «Brain Burst».

Сражаться в дуэлях от горечи и боли нельзя. Их нельзя использовать просто как инструмент для зарабатывания очков. На этом пути – лишь тьма, которая отбрасывает тень даже на реальный мир, как получилось с «Кружком исследования ускорения».

Конечно, Харуюки не верил, что Скай Рейкер может тоже провалиться в эту тьму, – но если она сама себя не простит, то ей никогда не удастся насладиться игрой «Brain Burst».

Однако здесь и сейчас Харуюки никак не мог передать ей все это. И Черноснежка с Такуму, похоже, тоже – оба их аватара застыли, как статуи, и лишь молча смотрели сверху вниз.

Скай Рейкер, чтобы разбить молчание, окутавшее все, кроме тикающего таймера (до исчезновения арены оставалось десять минут), ласково улыбнулась и попыталась заговорить. Но за миг до того, как она издала звук.

– Сестрица Рейкер.

Внезапно Тиюри обратилась к Рейкер именем, которое сама для нее придумала.

– Что, Белл?

– Я… всегда об этом думала, но…

Голос ее звучал так, будто она колебалась, но в то же время уже приняла твердое решение. Лайм Белл поднялась на ноги, сделала несколько шагов вперед и встала перед Скай Рейкер. Сделала глубокий вдох; на ее маске появилось нетипичное для нее серьезное выражение…

– Если хочешь, сестрица, я могу попытаться вернуть тебе ноги с помощью моей способности.

И она это сказала.

Едва услышав ее слова, Харуюки выпучил глаза. Способность Тиюри (Лайм Белл), спецприем «Цитрон колл», позволяла «отматывать время назад». Она возвращала в прошлое аватар или объект, на который была нацелена.

В обычных дуэлях она использовалась только как «псевдолечение» – для восстановления хит-пойнтов союзников. Но возможности этого приема были гораздо шире, что подтвердил недавний бой с Фрост Хорном и Турмалин Шеллом. Поскольку противник может легко уклониться от этой атаки, применять ее к нему достаточно проблематично, но в случае попадания она способна даже заставить исчезнуть «Усиленное вооружение».

Так что «Цитрон колл» в каком-то смысле был даже более редким, чем настоящая способность к лечению. Но.

– Н-но… Тию, – невольно вмешался Харуюки. – Рейкер-сан потеряла ноги больше трех лет назад. Ты правда можешь вернуть время на так далеко?..

Тиюри склонила набок голову в заостренной шляпе и, покачивая указательным пальцем, словно в раздумьях, ответила:

– В общем… мой «Цитрон колл» может работать в двух режимах. Первый режим съедает половину шкалы спецатаки, он отматывает состояние аватара, в который я целюсь, на сколько-то секунд в игре. Им я обычно пользуюсь, чтобы восстанавливать хит-пойнты.

Затем она выпрямила второй палец и продолжила:

– …Второй режим съедает целиком заряженную шкалу, и он отменяет все статусные эффекты аватара, кроме левелапов… в общем, все индивидуальные постоянные изменения, вызванные какими-то внешними факторами. Вроде покупки «Усиленного вооружения» за очки или кражи у другого аватара… все такие изменения по очереди он и отменяет. Я этим воспользовалась, чтобы вернуть Хару крылья.

– Значит… отменяет постоянные изменения, – прошептала Черноснежка. Потом коротко кивнула и, продолжая сидеть, задумчиво приложила лезвие правой руки-меча к подбородку своей маски. – Звучит просто, но, если подумать… это невероятная сила. Естественный враг – нет, божественная кара для всех, кто специализируется на краже способностей…

– Но он не может накладывать отрицательные эффекты на тех, в кого не нацелен, и поэтому нельзя вернуть цели то, что формально сейчас принадлежит кому-то другому. Поэтому я не могла вернуть Хару его крылья, если бы нацелила прием на самого Хару. И еще, от приема легко увернуться, поэтому применить его в бою против врага очень трудно, Лотус-семпай.

Пока Харуюки пытался осмыслить принципы работы этого приема, оказавшиеся довольно запутанными, заговорил Такуму.

– Ти-тян, а сколько постоянных изменений можно по очереди отменить «Цитрон коллом» во втором режиме?

– Это… Я на самом деле не пробовала, но, судя по тому, как разряжается моя шкала, думаю, максимум – до трех изменений.

– Три… хм. …Рейкер-сан, у тебя были еще какие-то статусные изменения после того, как ты лишилась ног?


7391579521688695.html
7391611763660842.html
    PR.RU™